28 марта, 2019

Суд постановил, что следствие не вправе заставлять обвиняемого открыть доступ к смартфону, который имеет биометрическую защиту

28.03.2019

Федеральный суд в городе Окленд, штат Калифорния, США, постановил, что правоохранители не имеют права требовать от человека использовать его биометрические признаки, чтобы дать им доступ к своему телефону или иному устройству. Вскрывая по требованию следствия свой телефон, защищённый отпечатком пальца или радужной оболочкой глаза, человек, как посчитал суд, свидетельствует против самого себя, а это запрещено Пятой поправкой к Конституции страны.

Ранее другие суды США установили аналогичный запрет для паролей. Было решено, что человек вправе не сообщать пароль, потому что он — у него в голове, но что его можно заставить вскрыть смартфон с помощью биометрических данных. Считалось, что пальцы с их отпечатками, радужная оболочка глаза и т.д. — это просто предметы, а пароль — «часть сознания».

Вердикт суда в Окленде меняет эту картину и расширяет сферу применения Пятой поправки. Теперь использование биометрических признаков человека при следственных действиях в отношении него также трактуется как «свидетельство против самого себя».

Решение суда было принято при рассмотрении дела о вымогательстве. Двое обвиняются в том, что использовали средство коммуникаций Facebook Messenger для запугивания потерпевшего по принципу «если он им не заплатит, то будет получать шокирующие видеоролики».

Судья Кандис Вестмор отклонила запрос следователей, желавших получить ордер на обыск дома в Окленде, которым пользовались обвиняемые. Там следователи предполагали найти мобильные телефоны и компьютеры.

Это решение судья приняла на основании того, что правоохранителям нужен был доступ к устройствам обвиняемых. Для этого они собирались заставить хозяев приложить к ним пальцы или использовать другие биометрические характеристики, чтобы открыть их, а это, как установила судья, неконституционно.

Суд также заявил, что вторжение следователей в найденные устройства было бы слишком широким по своему охвату, поскольку теоретически оказаться их пользователем мог любой человек, находящийся в Окленде, а не только двое обвиняемых.

У следователей остаётся возможность самостоятельно взламывать устройства подозреваемых, используя определённую законом процедуру, или обращаться к владельцу мессенджера, в данном случае — к компании Facebook.